Томские чиновники все-таки «жадничают»…


Закончился первый этап проекта ТРОО «Общественный контроль», который вот уже несколько месяцев пытается выяснить почему в Томской области социально-ориентированные НКО все никак не могут начать оказывать услуги власти?

Словами сыт не будешь

К нашему большому удивлению все опрашиваемые в рамках реализации проекта чиновники пошли на максимальный контакт с интервьюерами. И это говорит о том, что они настроены на весьма конструктивный лад. Что же тогда мешает масштабной реализации инициатив президента на территории Томской области?

Напомним, в своем последнем Послании Совету Федерации президент вновь дал знак региональным властям – социально ориентированные НКО надо поддерживать. Впрочем, делает он это уже не первый год. Например, в прошлом так и сказал: «Чиновникам на местах надо перестать жадничать и делегировать часть своих полномочий социально ориентированным НКО».

Более того, по всей стране региональных чиновников буквально обязывают заниматься данной работой, просят отчитаться о ней, писать дорожные карты. Развитие механизма предоставления социальных услуг НКО входит в критерии оценки деятельности блока внутренней политики администрации Томской области. Иными словами контроль – самого высокого уровня, но что на практике?

В реалиях работа кипит пока только в сфере документального оборота. Например, в Томской области отлично «приземлены» все федеральные инициативы Президента в этом плане. Есть распоряжение губернатора на эту тему с дорожной картой и назначением ответственных (N899-ра от 13.12. 2016). И хотя большинство мероприятий, перечисленных там чиновники должны осуществлять только раз в год (а треть раз в квартал) перечень ответственных лиц весьма внушительный – в большинстве своем вице-губернаторы. И тем не менее половина работы считай сделано. Причем это отнюдь не ирония. Потому что мир чиновников устроен так, что без этой самой «бумажки», в принципе, никто не станет даже двигаться.

А НКО-то в курсе?

Как показали наши опросы, среди общественников знают обо всех этих «нововведениях» только звезды. Причем пока мы опросили только победителей президентских грантов, которые, казалось бы, находятся на самом острие развития гражданского общества в Томской области (как сказал во время своего визита в Томск директор Фонда президентских грантов Илья Чукалин, в 2017 году томские НКО выиграли грантов на почти 80 миллионов рублей). Абсолютно не в курсе примерно 90 процентов из опрошенных. Отличную осведомленность в теме проявила разве что директор Фонда Алены Петровой, сопредседатель томского отделения ОНФ Елена Петрова. Выдающуюся общественную работу известной томички не раз отмечал президент, а на последних выборах она была его доверенным лицом. Но даже ей с большим трудом разрешили оказывать социальные услуги (внесли, наконец, в реестр). Целый год просили просчитать экономически обоснованные расценки. Возвращали с замечаниями, просили поменять методику и так далее. А потом вдруг заявили, что такие «расценки» давно есть и применили собственные. И действительно – зачем заставлять НКО что-то считать, если «тарифы» на социальные услуги давно уже есть в тех же госпрограммах и обоснованные, и утвержденные на самом верху? Причем со слов Елены Алексеевны, ее коллеги-общественники из соседнего региона социальные услуги давно оказывают и очень довольны результатом. Полученных в этой сфере денег им вполне хватает на нормальную работу.

Слово «обвиняемому»

Официально нам, конечно, показали перечень НКО, которые пусть и в минимальном объеме, но все-таки являются кандидатами на оказание социальных услуг. Правда, в большинстве своем это либо филиалы федеральных «государственных» НКО, либо… ОГУПы. Иными словами, обычная деятельность государственных предприятий, а по сути все тех же чиновников, здесь называют «оказанием социальных услуг со стороны НКО». Формально так оно и есть, хоть и с большой натяжкой. Но все же совершенно очевидно, что президент имел в виду отнюдь не эти «некоммерческие организации».

С другой стороны, можно понять и резоны чиновников. Взять, к примеру, социальную сферу. В данный момент, по сути, все услуги здесь оказывают ОГУПы. Но представьте, что начнут делать общественники? Например, ухаживать за лежащими больными или работать с инвалидами. А вдруг кто-то из общественников не выйдет на работу и не поможет отчаянно нуждающемуся человеку – комментируют ситуацию наши респонденты из «Белого дома», – как мы хотя об этом узнаем?

Да, это риски, и существенные. Но с другой стороны, в той же социалке есть много сфер, где они фактически исключены и оказание услуг можно легко контролироваться хоть каждый день. Те же консультирование, организация досуга, информирование и так далее.

Впрочем, исследуемая нами «беда» имеет не только томскую прописку. Может быть, в том числе, и поэтому (из-за массового игнора темы чиновниками) в 2016 и 2017 годах президент инициировал, а премьер-министр подписал уже новые Постановления – «Об утверждении перечня общественно-полезных услуги критериев оценки качества их оказания», и «О реестре НКО-исполнителей общественно-полезных услуг». Согласно этим документам оказывать полезные услуги смогут только социально ориентированные НКО и тема с ОГУПами больше не пройдет. Но есть проблема и здесь – оплачиваться такие услуги должны субсидией на конкурсной основе из бюджета. Но захочет ли власть делать это и выделит ли деньги – вот в чем вопрос? До сих пор этого почему-то не произошло. Впрочем, это тема уже второго этапа нашего общественного «расследования», проводимого в рамках мероприятий общественного контроля.

Владимир ПОГУДИН

Назад Со школы – в тюрьму…
Далее Обнаружен картельный сговор между томскими фармацевтическими фирмами